Прямая речь


Куликова Вероника Дмитриевна

30 октября 2019

Вероника Куликова: «Очень важно посчитать экономику отрасли»

Вероника Куликова: «Очень важно посчитать экономику отрасли»

Депутат Пермской городской думы — о грядущей транспортной реформе

- Вероника Дмитриевна, вы относитесь к числу депутатов, которые часто и активно высказываетесь по поводу грядущей транспортной реформы в Перми. Причём высказываетесь критически. На ваш взгляд, назрела ли необходимость в реформе?

- Если мы говорим об улучшении качества транспортной услуги, то такие изменения безусловно необходимы. Нам не хватает и качественного подвижного состава, и комфортных остановочных комплексов. Кроме того, увеличилось количество ДТП с участием общественного транспорта (по данным горадминистрации, только в этом году зарегистрировано 297 таких ДТП, что больше, чем по итогам всего прошлого года).

- Реформа в том виде, в которой её презентуют, вас устраивает?

- Думаю, она не устраивает не только меня, но и большую часть депутатского корпуса. Я уже не говорю о горожанах, которые вынуждены испытывать трудности при передвижении по городу даже в рамках пилотного проекта (с мая этого года модель реформы апробируется на 13 автобусных маршрутах), где большинство маршрутов выиграло муниципальное предприятие - «МУП «Пермгорэлектротранс». В рамках «пилота» мы не видим исполнения всего того, что должно впоследствии быть распространено на все маршруты — чёткую процедуру зачисления денежных средств в бюджет, соблюдения перевозчиками всех технических требований и, наконец, точно просчитанного пассажиропотока. 

Очень важно посчитать экономику отрасли. Она базируется на пассажиропотоке, и каждый раз нет точных данных, они «плавают», нам называли семь — восемь разных цифр. Если уж руководители отрасли в рамках пилотного проекта не могут посчитать количество пассажиров, то что уж говорить о всех маршрутах.

Кроме того, почему-то на выигранных «Пермгорэлектротрансом» маршрутах появились частные перевозчики, что вызывает множество вопросов по поводу законности их работы на этих маршрутах, соблюдения требований лицензии и так далее. В общем, чтобы подходить к любой масштабной реформе, специалистами должна быть подготовлена чёткая понятная дорожная карта, каждый этап которой должен быть последовательным и отвечать поставленным целям. Но никакой чёткой понятной дорожной карты до сих пор нет.

- Поговорим о повышении тарифа. Сначала говорили о повышении до 28 руб. за поездку, теперь — до 26 руб. По вашему мнению, почему такой скачок в цене?

- Добавлю, что эксперты Торгово-промышленной палаты Пермского края пришли к выводу, что оптимальный тариф в автобусах должен быть 23 руб., в электротранспорте — 41 руб. А в среднем на всём транспорте — 25 руб. Новая транспортная модель подразумевает, что стоимость транспортной работы, которую по контракту будет получать из бюджета перевозчик, с тарифом никак не связана. Тариф — эта та цена, которую платит пассажир. Чтобы посчитать экономику и понять, сколько мы перекладываем на пассажира, а сколько покрываем за счёт бюджета, нам надо понять объём и стоимость транспортной работы и поделить её на пассажиропоток. При этом в ходе торгов по маршрутам, в результате конкуренции цена должна снижаться, а значит, и стоимость транспортной работы получится ниже. Кроме того цена контрактов также зависит от того, закладывается в них стоимость новых автобусов или 12-14 летних? Нам выдают множество непроверенных цифр. Пока нет чётких показателей, то непонятно каков на самом деле должен быть тариф.

- Когда нужно приступить к транспортной реформе в идеале?

- Реформа начата, полгода уже идет пилотный проект. Однако считаю, что существующая дорожная карта реформы нуждается в корректировке. Например, нелогично увеличивать объем пересадок без решения вопросов транспортной инфраструктуры, хотя бы автобусных остановок. В противном случае, пассажиры будут вынуждены пересаживаться с автобуса на автобус под дождем и снегом, переходить от одной остановки к другой через грязь и лужи.

- Почему так часто меняли дату повышения тарифа? Сначала говорили про 1 января, потом предложили «ускориться» к 1 декабря, затем перенос на 1 февраля...

- Логику проследить сложно. Когда была образована группа по тарифному меню, то датой поднятия тарифа называлось 1 июля 2020 года. И её можно понять — как раз в июле заканчиваются последние действующие контракты с перевозчиками.

Новые контракты подразумевают, что вся выручка от пассажиров будет поступать в бюджет, а перевозчики будут получать перечисление за оказание самой услуги. Именно с этого момента мы понимаем, что новые контракты и новый подход подразумевает улучшение качества услуги. А это, скорее всего, приведёт к удорожанию стоимости транспортной работы. Тогда и можно говорить, что необходимо повысить тариф с 20 руб. до условных 25 руб.

Предлагается увеличить тариф за несколько месяцев до окончания старых контрактов. Учитывая то, что большинство маршрутов сегодня прибыльные даже при тарифе 20 руб., получается, что мы просто даём возможность перевозчикам дополнительного дохода. Плюс, они продолжат получать субсидии из бюджета за перевоз льготных категорий пассажиров. При этом никакого улучшения качества предоставляемой услуги не произойдёт, поскольку это не предусмотрено в старых контрактах.

- Возможно это связано с опасением, что перевозчики начнут массово отказываться от обслуживания маршрутов, и повышение тарифа - способ их удержать?

- Если потакать перевозчикам, то это может привести к тому, что тариф будет постоянно расти и уже никаких бюджетных денег не хватит. Мы уже видим, что администрация пытается значительно смягчить требования к подвижному составу в преддверии заключения новых контрактов. Хотя изначально мы подразумевали, что к 300-летию Перми 100% подвижного состава в городе будет новым, низкопольным, кондиционированным и так далее. А сейчас руководители отрасли говорят, что автобусный парк будет новым только наполовину, плюс на «входе» в контракт перевозчик имеет право использовать 12-летние автобусы.

Вместо того чтобы идти на поводу у перевозчиков, лучше подумать об альтернативных вариантах — например, о расширении муниципального автобусного парка. Уверена, администрация должна чётко контролировать каждого перевозчика — если он не выполняет требования контракта, то такой перевозчик должен быть оштрафован, внесен в список недобросовестных поставщиков услуги и так далее.

- Помимо повышения тарифа реформа связана и с внедрением тарифного меню, когда пассажиру предлагается несколько видов проездных, с разными видами скидки. Как вы относитесь к этому нововведению?

- Важно не количество видов проездных, а их качество. Представленные виды проездных, скорее говорят о желании «прикрыть» серьёзно возросший тариф, чем показать заботу о населении. В Екатеринбурге, например, школьный проездной на месяц стоит 840 руб., у нас такой же предлагается приобрести за 1,3 тыс. руб. Если говорить о нельготных категориях пассажиров, то, например, проездной на год у нас предлагается практически за 19 тыс. руб. Думаю, что семья, которая может себе позволить такие проездные, скорее всего не пользуются общественным транспортом, а ездит на личном автомобиле.

Мы задавали вопрос о высокой стоимости проездных, на что Людмила Гаджиева ответила: «Главное дать людям возможность». Считаю, что работа над видами проездных должна быть продолжена, стоимость наиболее востребованных вариантов – снижена.

- Тем не менее, 22 октября депутаты не выступили категорически против повышения тарифа и приняли проект в первом чтении. Почему?

- Полагаю, что коллеги дали администрации до начала января время и возможность внести необходимые корректировки и доказать, что она готова к транспортной реформе. Лично я считаю, что говорить о повышении тарифа раньше июля следующего года преждевременно.