Прямая речь


Ильин Сергей Геннадьевич

20 марта 2020

Сергей Ильин: «Смешанная модель формирования Думы сегодня выглядит сбалансированной»

Сергей Ильин: «Смешанная модель формирования Думы сегодня выглядит сбалансированной»

Депутат Пермской городской Думы — о том, почему он против строительства социальной инфраструктуры за счёт застройщиков, о выборах, повышении тарифа на проезд и 300-летии города.

Сергей Геннадьевич, вновь начали обсуждать схему выборов в Пермскую городскую Думу. В первую очередь речь идёт о переходе исключительно к одномандатной системе. Как думаете, такое решение будет принято?

Этот разговор не прекращался со времени принятия поправок в Устав города. Однако всё это теоретические рассуждения. Пока что. Но я не считаю такие разговоры полезными или перспективными. Скорее всего, это делается с целью заполнить паузу в активной политической жизни. В настоящее время нет федеральных трендов на сворачивание партсписков в городах-миллионниках. Более того, партсписки появляются там, где их не было. Например, недавно поправки о смешанной системе выборов принял Краснодар, столица Юга России. Поэтому оперировать аргументом, что есть некая установка со стороны Федерации, не получится. Её просто нет.

У меня есть принципиальная позиция: неправильно, если мы будем от выборов до выборов вносить поправки в устав города, подстраиваясь под текущую конъюнктуру, под мнение того или иного политического менеджера. На мой взгляд, существующая система «22—14» показала свою сбалансированность. У каждой территории есть конкретный депутат-лоббист, у каждой партии, набравшей достаточное количество голосов, есть представительство в городской думе. И если брать разнообразные рейтинги активности и эффективности, которые время от времени публикуются, то можно увидеть, что депутаты, избранные по партийным спискам, заняли достойные места. Это касается депутатов, избранных как от оппозиционных партий, так и от партии «Единая Россия».

Существующая система показала, что партии начали работать как эффективные социальные лифты. Если в одномандатных округах значительную роль играют финансовые ресурсы, а также представительство градообразующих предприятий, то партийные списки дают возможность молодёжи и общественникам получить представительство в городской Думе. И уж точно нынешняя Дума за счёт свежей крови выглядит более живо и интересно.

Какова роль оппозиции в нынешней городской Думе?

Очевидно, что, в отличие от представителей крупного бизнеса или промышленных предприятий, у нас поле для манёвра больше, и мы в состоянии высказывать мнение более свободно. И это мнение подкреплено экспертизой. Но говорить о том, что в городской Думе есть большая (или небольшая) оппозиционная администрации группа, сегодня не приходится. Есть разные мнения относительно текущей повестки. Однако ключевые решения — бюджет, поддержка тех или иных преобразований — принимаются без партийных акцентов.

На третий год работы нынешнего состава ПГД партийные границы, на мой взгляд, существенно стёрлись. Сейчас даже в СМИ не указывают, от какой партии депутат, пишут просто — депутат. И это нормально. Главные противоречия, которые были на этапе входа в новую модель, уже преодолены, все фракции имеют представительство в совете думы, партийные представители работают во всех комитетах ПГД. Я считаю, что мы движемся в более или менее нормальном режиме. Однако это не значит, что со всеми решениями или городскими реформами есть полное согласие.

С чем, например, вы не согласны?

Лично мне очень не нравятся и, честно говоря, даже напрягают те нововведения, которые начали реализовывать городские власти на рынке жилищного строительства. Прежде всего сомнения вызывает модель, согласно которой строители могут менять правила застройки и этажность своих объектов на конкретных участках в случае перечисления фиксированных сумм на строительство объектов социальной инфраструктуры. Когда эту модель обсуждали концептуально, я задал вопрос заместителю главы администрации Ольге Немировой о том, где ещё в России эта модель принята и работает. Ответ был: «Много где». Начали выяснять и добились ответа, что такая модель действительно где-то работает, но в каждом конкретном случае на добровольных началах и как результат двухстороннего движения, договорённостей. Модели, в которой на уровне городского нормативного акта, по сути, закона, закладывается такое обязательное условие, нет нигде. Мы первыми идём по этому пути, и я уверен, что набьём много шишек. Я лично не верю в то, что эта модель заработает в полноценном режиме, и мы решим все вопросы с дефицитом мест в детских садах и школах благодаря этому решению.

Заседание комитета по местному самоуправлению и регламенту Пермской городской Думы. 17 марта 2020 года

Что заставляет вас сомневаться?

В определённой степени это мнение потребителя услуги, а не специалиста. Я не архитектор и не строитель, не вхожу в профильный комитет Думы. Но у меня историческое образование, и я хорошо понимаю, что такое социология и демография. Поэтому, наверное, моё мнение имеет право на существование.

Если рассуждать глобально, то мы всё время бьём по хвостам демографическим процессам. Был спад рождаемости в 1980—1990-х годах — город закрывал детские сады, продавал их под офисы или площадки под застройку. Когда начался рост рождаемости или миграционный приток, в том числе с периферии, мы лихорадочно начали строить новые детские сады и школы. В этом смысле программа Чиркунова «Мамин выбор» ситуационно в какой-то мере решала проблему. Сейчас мы реагируем на рост рождаемости десятилетней давности, но не закладываем прогнозы спада. А он уже случился. Это к вопросу о стратегии: надо уже выбрать путь, по которому пойдём, а не жить в режиме реакции. Чтобы потом вновь не закрывать детские сады и не иметь полупустые школы. Этих расчётов никто не видел. Да и нет у нас такого стратегического планирования по многим направлениям, к сожалению.

Даже если мы выберем эту стратегию, то почему это должно происходить за счёт строительной отрасли? Мне до сих пор непонятно. Между строк в выступлениях ответственных лиц мы читаем, что речь идёт об изъятии сверхдоходов у застройщиков жилья. Я понимаю, когда этот аргумент применяется к застройщикам Москвы или Санкт-Петербурга. Там цены в разы превышают стоимость квадратных метров в Перми. В нашем случае речь идёт просто о снижении доходов отрасли, снижении темпов строительства и росте конечной цены жилья в городе. Решит ли это проблему дефицита мест в детских садах и школах — открытый вопрос. Я уверен, что нет.